Почему одни страны богатые, а другие красивые

451
28.05.2021

Экономисты Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон после множества работ, посвященных сравнительно-историческому анализу экономического развития разных стран, опубликовали препринт статьи, в которой совершенно неожиданно предлагают совершенно новый подход к ответу на вопрос: почему одни страны богатые, а другие бедные? Его теперь предлагается искать на стыке институциональной теории, антропологии, социологии — авторы настаивают на том, что экономическое развитие долгосрочно определяется специфическими сочетаниями «подвижных» и «жестких» культурных норм и ценностей, которые могут быть «свободными» и «запутанными». В значительной степени это отказ Робинсона и Асемоглу от попыток найти детерминанты развития в институтах и экономике: по их мнению, обсуждать следует все же особенности культур.

Препринт статьи Дарона Асемоглу из MIT и Джеймса Робинсона из Университета Чикаго «Культура, институты и социальное равновесие: рамочные понятия» с определенной вероятностью станет одним из самых обсуждаемых текстов экономистов, получивших широчайшую известность как авторы книг «Почему одни страны богатые, а другие бедные?» (2012 год, русский перевод — 2016 год) и «Узкий коридор» (2019 год, русский перевод — 2021 год) и серии обычно совместных статей, в которых авторы пытаются теоретически обосновать связь между долгосрочным (в течение, как правило, десятилетий и веков) экономическим развитием сообществ, ассоциируемых с современными «странами» и состоянием политических и экономических институтов в них.

В первой книге основной идеей Асемоглу и Робинсона было развитие концепции «экстрактивных» и «инклюзивных» институтов, преимущественно политических. Во второй книге, более популярной, чем монографической, идея уточнялась: во многом долгосрочная траектория экономического развития по Робинсону и Асемоглу определяется «узким коридором» между «властью общества» и «властью государства» в понимании Томаса Гоббса, создающимся постоянной борьбой между «элитами» (представляющими госаппарат) и «обществом», претендующим на «сковывание» возможностей государства. Вторая книга в силу большей междисциплинарности и не всегда удачных экскурсов в политическую философию критикуется чаще.

Текст, выпущенный Асемоглу и Робинсоном в серии публикаций ассоциации NBER, вполне может быть подготовкой к новой книге, если не замечать, что во многом авторы, внешне развивая часть идей «Узкого коридора», практически полностью возвращаются к тому, с чего начали: идея книги «Почему одни страны богатые, а другие бедные?» практически прямо провозглашала, что дело не в особенностях культур, которые сами по себе детерминантами долгосрочного экономического развития не являются. Эта точка зрения в вульгаризированной форме со ссылкой на «протестантскую этику» социолога Макса Вебера до 1970-х была едва ли не всеобщей, хотя и неполиткорректной, точкой зрения, во многом и опровергалась трудами Асемоглу и Робинсона. В этом же тексте авторы предлагают, отсылая к социологическому фундаменту Толкотта Парсонса и антропологическим работам Клиффорда Гирца и Пола Димаджио, анализировать связь между институциональным развитием обществ, особенностями культуры и «социальным равновесием» (последнее — с неявной отсылкой к успешному невыходу из «узкого коридора», сейчас представленного в мире демократиями в той или иной форме), предполагая также, что долгосрочные конфигурации, складывающиеся в обществах этими связями, могут иметь отношение к результатам долгосрочного экономического развития. «Культура» Асемоглу и Робинсоном определяется в понимании Гирца как исторически транслируемые паттерны верований, отношений, ритуалов, обязательств, координируемые ожиданиями, но с фокусом на экономические и политические особенности таких «культур» (авторы отдельно анализируют ряд африканских культур, Китай, Англию, абстрактно-исламскую культуру, «индийскую систему каст» и культуру североамериканских индейцев кроу).

Внутреннее устройство культур авторы делят на оппозиции подвижные (fluid) — жесткие (hardwired), связывая богатство адаптивных возможностей культур с преобладанием абстрактных и специфических норм, которые могут быть «независимыми» (free standing) или «связанными» (entangled).

Конструкция Робинсона и Асемоглу кажется им столь логичной, что в приложении к статье они предлагают даже математизировать анализ «культурных наборов» инструментарием теории графов. Отметим, впрочем, что сдвижение в сторону антропологии с ее специфическим логическим аппаратом, сильно отличающимся от институциональной теории, вряд ли удастся очень легко, тогда как даже неявный шаг Асемоглу и Робинсона обратно в сторону мысли «все дело в культуре» делает их легкой мишенью для агрессивной левой постколониальной политической критики.


Взято отсюда


Всего отзывов: 0

Оставить отзыв

Ваш email не будет опубликован.

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем сайте, присылайте тексты на почту, указанную в контактах


Любое использование текстовых, видео- и фотоматериалов или части любого контента интернет-издания «Новости жизни Life News» приветствуется, особенно при указании гиперссылки в первом абзаце новости или материала. Мнение редакции издания «Новости жизни» может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.
qr
Аналитический онлайн-журнал «Новости жизни Life News» делает акцент на событиях в России, в Донбассе и странах бывшего СНГ. Комментируйте новости, чтобы задать направление развития журналу.
Дизайн и разработка сайта - студия
E-mail:

Автономный некоммерческий проект «Новости жизни Life News». Все права на авторские публикации принадлежат их авторам, права на оригинальные материалы на сайте защищены законодательством. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на сайт.

Веб-ресурс работает в десктопной и мобильной версии 18+